воскресенье, 24 августа 2014 г.

Слово, предваряющее крестный ход «Золотая речка».


Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Дорогие матушки, игумения Антония, игумения Никона, насельницы не только этой обители, но и других тоже – очень отрадно и радостно видеть, что вы пришли сегодня поддержать сестер возрождающейся обители! Всечестные отцы, дорогие наши паломники!


Я сегодня с большой радостью, на духовном подъеме, отслужил Божественную литургию. Каждая литургия – это радость, это великий дар Божий падшему человечеству, наша надежда на лучшую праведную жизнь, надежда на то небо и на ту землю, на которых обитает правда. И эта правда, эта милость и любовь Божия, которая изливается на нас, наиболее ярко проявляется на Божественной литургии.
Первое, что я хотел, это поздравить всех причастников с принятием великих Святых Христовых Таин. Второе, что очень важно, – очень радостно на сердце от того, что богослужение наше проходит в святой обители. Любая обитель – это особое место, место особого благоволения Божиего. Потому что люди, которые приходят в монастырь, отдают всего себя служению Богу и ближнему, всего себя отдают на всесожжение для того, чтобы попалить тернии грехов, которые в каждом из нас есть, которые нас мучают и уводят от пути спасения, отдаляют от Бога.

Ну, и конечно, в связи с тем, что этот монастырь основан никем иным как, наверно, одним из самых почитаемых подвижников святой великой Руси и нашей Нижегородской земли преподобным Серафимом Саровским. По крайней мере, дважды (из того, что мы знаем об этом святом) он говорил об этом монастыре в далеком 1785 году. В первый раз он сказал, что на этом месте, где мы с вами стоим, будет святая обитель. А второй раз он на том месте, где стоит этот храм, поставил крест вместе со своим спутником Антонием, сказав, что будет здесь обитель, и Господь это место прославит. Именно он предсказал дедушке Неониллы Борисовны Захаровой, очень благочестивому христианину, у которого останавливался на ночлег, что его внучка здесь будет основывать монастырь. Он говорил, что людям она будет на посмеяние, а Богородице и обители– на прославление. И действительно, так и свершилось, все слова преподобного Серафима Саровского сбылись. И на этом месте возникла сначала община, которую утвердил Святейший Синод, когда там уже подвизалось сорок человек. Затем, несколько позже, был основан монастырь, и в лучшие времена, так сказать, на пике развития, там уже подвизалось 200 сестер. Ко времени закрытия было 150 человек, и была эта обитель славной. А монахиня Неонилла продолжила свои подвиги уже в другом месте, основала еще один монастырь, теперь это Кутузовский скит Дивеевской обители. Когда-то она предрекла, что люди из этой обители в ту обитель и обратно будут переходить по образу золотой речки. И мы решили в это воскресение, в первый раз со времени рождения обители, совершить крестный ход из этого монастыря в Кутузовский скит, чтобы почтить память и старицы Неониллы, и преподобного Серафима Саровского, ну, и конечно, чтобы воздать славу Божией Матери и той обители, которую мы сейчас стараемся возродить.

Так что сегодня много событий сошлось в этот воскресный день в один большой торжественный праздник.

И, конечно, крестный ход – это добрая традиция. Кстати, в Греции, там эта традиция как-то забывается. Понятно, что особое время они переживали, трудное, после завоеваний турками Византии и захват Константинополя. Духовенству даже не разрешалось носить священническую одежду. Богослужение, некогда пышное, утратило свою торжественность и красоту. Клириков не хватало, диаконов практически не рукополагали, и постепенно добрые традиции богослужения стали теряться. Мне рассказывал один монах из монастыря Хиландар о том, что, когда начались пожары, которые уничтожили многие виноградники, от которых пострадали монастыри – кстати, Хиландар тоже очень пострадал, – обращались они к греческим монахам: «Давайте крестным ходом пройдем! Помолимся, водой святой окропим все». Но те недоумевали: «Зачем? Но крестным ходом все же пошли, все вокруг окропили святой водой. И вот там, где прошел крестный ход, тех мест пожар не коснулся. Так что велика сила: не самого по себе крестного хода, а сила молитвы соборной, которая совершается к Господу, Матери Божией, святым. Ну, и конечно, что такое молитва? Это прошение. Все мы нищие, мы нуждаемся в бесконечных милостях Божиих, касающихся всей нашей жизни. Любое дело нужно освящать молитвой. И плоды дела любого… «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу» (Пс. 113:9).

Крестный ход, конечно, благотворно влияет на душу человека, потому что это – какая-то жертва… Человек не просто стоит, он идет, и идет долго, непрестанно молясь. Постоянно, когда кресный ход идет, слышны песнопения. И, конечно, итог, плоды, - они бывают всегда очень добрыми. Желаем, чтобы традиция, которую мы начнем в этом году, продолжалась и никогда не прерывалась, чтобы эти крестные ходы действительно стали золотой речкой: с одной стороны, от обители к обители, с другой – от сердца к сердцу, а с третьей – от сердца человеческого к Духу Божию. Будем просить у Господа милости.

Храни вас всех Господь!

Источник: Официальный сайт Выксунской епархии